В Закладки

Главная
Официальная
Новости
Курсовые работы
Дипломные проекты
Лекции и конспекты
Рефераты
Софт
Ссылки
Справочник Студента
Гостевая

Почта


Поиск по сайту:

          


















Реферат по истории. Богдан Хмельницкий.

Реферат по истории. Богдан Хмельницкий.

План :

1) Образование казачества.

2) Восстания и сотник Богдан Хмельницкий.

3) Кречовский освобождает Хмельницкого.

4) Корсунская победа и вступление в переговоры.

5) Наступление Зиновия и избрание короля.

6) Исторические ошибки гетмана.

7) Зборовский договор.

8) Соединение с Россией.

9) Смерть Богдана Хмельницкого.

10) Вывод.

1) Образование казачества.

Положение Южной Руси было таково, что здесь казак, чем бы он ни был, вначале должен был, вначале должен был сделаться воином. Черкасские и каневские старосты, а за ними и другие старосты в южнорусском крае, например хмельницкие и брацлавские, для безопасности своих земель по необходимости должны были учредить из местных жителей военное сословие, всегда готовое для отражения татарских набегов. Необходимо было вместе с тем дать этому сословию права и привилегии вольных людей, так как по понятиям того века, воин должен был пользоваться сословными привилегиями перед земледельцами.

Река Днепр, хотя и своенравная в своём течении, представляет, однако, возможность безопасного вплоть до порогов; но вслед за тем плавание на протяжении 70 вёрст делается очень опасным, иногда и совершенно невозможным. Русло Днепра в разных местах пересекается грядою скал и камней, через которые прорывается вода с различною силою падения. И вот с половины 16 века этот край называемый тогда вообще «Низом», стал более и более делаться приютом всех, кому только почему-нибудь было немилым житьё на родине, и всех тех, кому, по широкой натуре, были по вкусу опасности и удалые набеги. Запорожская Сича установилась прежде всего на острове Томаковке, близ впадения в Днепр реки Конки.

Казаки разделились на два рода: городовых и запорожских. Первые, по месту своего жительства, должны были над собою признавать польские власти; вторые были совершенно независимы.

В Украине для народа было много искушений к приобретению свободы. Перед глазами у него было вольное сословие, составленное из его же братии; по соседству с ним были днепровские острова, куда можно было убежать от тяжёлой власти; наконец, близость татар и опасность татарских набегов приучали украинского жителя к оружию; сами паны не могли запретить своим украинским хлопам носить оружие. Таким образом, в народе южнорусском поддерживался бодрый воинственный дух, не совместимый с рабским состоянием, на которое осуждал его польский общественный строй. Между тем как способы панского управления в Украине, так и свойство отношений, в какие поставлен был высший класс к низшему, никак не мирили русского хлопа с паном и не располагали его к добровольной зависимости.

Согласное свидетельство современных источников показывает, что в конце 16 и первой половине 17 века безусловное господство панов над хлопами привело последних к самому горькому быту. Иезуит Скарга, фантастический враг православия и русской народности, говорил, что на всём земном шаре не найдётся государства, где бы так обходились с земледельцами, как в Польше. «Владелец или королевский староста не только отнимает у бедного хлопа всё, что он зарабатывает, но и убивает его самого, когда захочет и как захочет, и никто не скажет ему за это дурного слова».

Но ничто не тяготило и не оскорбляло русского народа, как власть иудеев. Паны, ленясь управлять имениями сами, отдавали их в аренду иудеям с полным правом панского господства над хлопами. И тут-то не было предела истязаниям над рабочею силою и духовною жизнью хлопа.

2) Восстания и сотник Богдан Хмельницкий.

Понятно, что народ, находясь в таком положении, бросался в казачество, убегал толпами на Запорожье и оттуда появлялся вооружёнными шайками, которые тотчас же разрастались. Восстания следовали за восстаниями.

Частные местные восстания народа были многочисленны и не все нам известны. Правительство то и дело, что производило новые реестры желая ограничить число казаков. Но после каждого реестрования число казаков удваивалось, утраивалось; лишних снова исключали из списков, а эти лишние не повиновались и увеличивали число своё силами охотников. По временам хлопы возмущались против владельцев, собирались в шайки, нападали на владельческие усадьбы.

Чтобы пресечь бегство народа за пороги, коронный гетман Конецпольский заложил на Днепре перед самыми порогами крепость Кодак и оставил там гарнизон под начальством француза Мариона. Но в августе 1635 года предводитель самовольных казаков Сулима разорил эту крепость, перебил гарнизон и стал призывать народ к восстанию. Ему не удалось предприятие. Подосланные Конецпольским реестровые казаки схватили Сулиму, ещё не успевшего собрать большого ополчения. Ему отрубили голову в Варшаве.

Вслед за тем объявлено снова строгое приказание самовольным казакам повиноваться своим панам, а чтобы привести эту меру в исполнение, расставили в Украине польские войска, которые тотчас же начали делать народу всякие насилия. Это вынудило реестровых казаков в 1636 году обратиться с жалобою к королю; они избрали своими послами двух сотников: черкасского Ивана Барабаша и чигиринского Зиновия-Богдана Хмельницкого.

Зиновий-Богдан был сын казацкого сотника Михаила Хмельницкого. В юности он учился в Ярославле у иезуитов и получил по своему времени хорошее образование. Отец его был убит в Цецорской битве, несчастной для поляков, где пал их гетман Жолкевский. Зиновий, участвовавший в битве вместе с отцом, был взят турками в плен; он пробыл 2 года в Константинополе, научился там турецкому языку и восточным обычаям, что ему впоследствии пригодилось. После примирения Польши с Турциею, Зиновий возвратился в отечество, служил в казацкой службе и получил чин сотника.

3) Кречовский освобождает Хмельницкого.

Хмельницкий обращался к королю, и Владислав сказал ему: «Вы воины и носите сабли; кто вам за себя стать запрещает?»

Тогда Хмельницкий собрал сходку до 30 человек казаков и стал с ними советоваться, как бы воспользоваться привилегией, данной королём, восстановить силу казачества, возвратить свободу православной веры и оградить русский народ от своеволия польских панов. Один сотник, бывший на этой сходке сделал донос на Хмельницкого. Коронный гетман Потоцкий приказал арестовать Хмельницкого. Но переяславский полковник Кречовский, которому был отдан Хмельницкий под надзор, освободил арестованного. Хмельницкий верхом убежал в Запорожскую Сичь, которая была тогда на «Микитином Роге».

Здесь застал Хмельницкий не более трёх сот удальцев, но они кликнули кличь и стали собирать с разных днепровских островов и берегов проживавших там беглецов. Сам Хмельницкий отправился в Крым. Он показал привилегию короля Владислава хану. Хан Ислам-Гирей увидел ясные доказательства, что польский король затевал против Крыма и против Турции войну; кроме того, хан был уже зол на короля за то, что несколько лет не получал из Польши обычных денег, которые поляки называли подарками, а татары считали данью. Представился татарам отличный и благовидный повод к приобретению добычи. Однако хан сам не двинулся на Польшу, хотя обещал сделать это со временем, но дозволил Хмельницкому пригласить с собою кого-нибудь из мурз. Хмельницкий позвал Тугай-бея, перекопского мурзу, славного своими наездами: у Тугай-бея было до четырёх тысяч ногаев.

Между тем русский народ готовился к восстанию. Весной у Хмельницкого образовалось тысяч до восьми. В апреле до предводителей польского войска дошёл слух, что их враг выступает из Сечи; вместо того, чтоб идти на него всем своим войском, они отправили против него реестровых казаков с их начальниками по Днепру на байдаках, а берегом небольшой отряд конницы под начальством молодого сына коронного гетмана Стефана. Хмельницкий переманил и так расположенных к восстанию казаков на свою сторону.

Усиливши реестровыми казаками своё войско, Хмельницкий разбил 5 мая польский отряд у протока, называемого «Жёлтые Воды».

Главное польское войско стояло близ Черкас, когда один раненый поляк принёс туда известие о поражении высланного в степь отряда. Польское войско двинулось от Черкас и достигло города Корсуна, здесь они услыхали, что Хмельницкий уже недалеко, и решили остановиться и дать сражение; но 15 мая появился Хмельницкий под Корсуном: пойманные поляками казаки насказали им много преувеличенных известий о количестве и силе войска Хмельницкого. Поляки решили уходить и взяли себе в проводники одного русского хлопа подосланного Хмельницким. Зная куда пойдут поляки, казацкий предводитель заранее услал своих казаков и приказал им при спуске с горы в долину, называемую «Крутая Балка», обрезать гору и сделать обрыв, преграждающий путь возам и лошадям. План удался как нельзя лучше. Поляки со всем своим обозом наткнулись прямо на это роковое место, кругом поросшее тогда лесом, и в тоже время на них ударили со всех сторон казаки и татары; их постигло полное поражение.

Корсунская победа была чрезвычайно важным и ещё небывалым в своём роде событием; русскому народу как бы разом открылись глаза: он увидал и понял, что его поработители не так могучи и непобедимы.

После этой победы Хмельницкий приостановился и отправил в Варшаву казацких послов с жалобами и объяснениями, но в это самое время короля Владислава постигла смерть в Мерече, подавшая повод к толкам об отраве.

По просьбе воеводы Адама Киселя, хотевшего как-нибудь потянуть время, Хмельницкий согласился вступить в переговоры. Одновременно он написал грамоту к царю Алексею Михайловичу, в которой изъявлял желание поступить под власть единого русского государя. Московский царь не воспользовался тогда удобным случаем, а сам Хмельницкий напрасно потерял несколько месяцев в бесполезных переговорах с Киселём. Весть о победе над польским войском породила восстание. Самое ужасное остервенение показал народ к иудеям.

5) Наступление Зиновия и избрание короля.

24 октября из-под Львова двинулся Хмельницкий к Замостью, в глубину уже настоящей Польши. В Варшаве между тем происходило избрание нового короля. На это раз близость казаков не позволила панам тянуть избрание, потребность главы государства слишком была очевидна. Оссолинский склонил многих на сторону Яна-Каземира, который и был избран. Что располагало Хмельницкого быть на стороне этого государя неизвестно. Тем не менее Хмельницкий показал большое довольство, когда услышал о выборе Яна-Каземира. Хмельницкий тотчас потянулся от Замостья со всем войском назад в Украину.

6) Исторические ошибки гетмана.

Хмельницкий начал дело превосходно, но не повёл его в пору далее, как нужно было. На первых порах совершил он историческую ошибку, за которую последовал ряд других, и, таким образом, восстание Южной Руси пошло по другому пути, а не по тому, куда вели его вначале обстоятельства.

7) Зборовский договор.

Хмельницкий, возвратившись из-под Замостья, прибыл прежде всего в Киев. Из Киева он уехал в Переяславль и там женился. Женою его, как говорят, сделалась Чаплинская.

Комиссары привезли Хмельницкому от короля грамоту на гетманство, булаву, осыпанную сапфирами, и красное знамя с изображениям белого орла. Хмельницкий назначил им аудиенцию на площади, собрал казацкую раду; здесь-то высказался народный взгляд, не хотевший никаких сделок, стремившийся к решительному разрешению вопроса между Русью и Польшею.

– Зачем вы, ляхи, принесли нам эти детские игрушки? – закричала толпа. – Вы хотите нас подманить, чтобы мы, скинувши панское ярмо, опять его надели! Пусть пропадут ваши льстивые дары! Не словами, а саблями расправимся. Владейте себе своею Польшею, а Украина пускай нам, казакам, остаётся.

Хмельницкий с сердцем останавливал народный говор; но потом за обедом, в разговорах с Адамом Киселём и его товарищами, подпивши, выразил такие же задушевные чувства.

– Что толковать, – говорил он, – ничего не будет из вашей комиссии. Война должна начаться недели через две или четыре. Переверну я вас, ляхов, вверх ногами, а потом отдам вас в неволю турецкому царю.

Слушая эту речь, паны, как сами потом говорили, подеревенели от страха.

В Украине происходил сбор целого народа на войну. Пустели хутора, сёла, города.

Хмельницкий со своим полчищем осадил польское войско под Збаражем 30 июля и держал его в осаде.

Король, получивши от папы благословение, освящённое знамя и меч, выехал из столицы и следовал медленно, ожидая прибытия из разных воеводств ополчений посполитого рушения. Король прибыл, наконец, к местечку Зборову, уже недалеко от Збаража. Зборовские мещане тотчас же дали знать Хмельницкому о королевском приходе и обещали помогать ему. Оставивши пешее войско под Збаражем, Хмельницкий взял с собою конницу и, в сопровождении крымского хана и татар, отправился к Зборову. В воскресенье, 5 августа, поляки стали переправляться через реку Стрину. День был пасмурный и дождливый. Казаки из лесу видели, что делается у неприятеля. Когда половина посполитого рушения успела переправиться, а другая оставалась на противоположном берегу и шляхтичи, не ожидая нападения, расположились обедать, – казаки и татары ударили на них и истребили всех до последнего из бывших на одной стороне реки. Вслед за тем началось сражение на противоположном берегу.

Казаки ударили на польский лагерь с двух сторон. Сражение было кровопролитное. Казаки ворвались в польский стан и достигали было уже до короля. Вдруг всё изменилось. Из казацкого стана раздался крик: «Згода». Победители отступили. Нужно было, однако, ещё много времени, чтобы унять рассвирепевших воинов. Трудно решить, что было причиной внезапного прекращения сражения.

Прежде заключён был договор с ханом. Затем был заключён договор с казаками. Войска казацкого положено было 40 000, с правом записывать их из королевских и шляхетских имений на пространстве, занимаемой Киевским, Брацлавским и Черниговским воеводствами. В черте, где будут жить казаки, не позволяется квартировать коронному войску и проживать иудеям; иезуитам не дозволяется жить в Киеве и других местах, где будут русские школы. Обещана всем полная амнистия за всё прошлое.

Права предоставленные русскому народу Зборовским договором, не могли удовлетворить народа. Сообразно договору, Хмельницкий занялся составлением реестра казацкого войска; нужно было записать в него сорок тысяч казаков.

Всё остальное народонаселение, под именем «поспольства», должно было поступать снова под власть панов. В этом была вопиющая несправедливость. Всё народонаселение было призвано к борьбе за общую свободу; всё равно участвовали в этой борьбе; а теперь оказалось, что они боролись и проливали кровь только для каких-нибудь сорока тысяч избранных, сами же должны были поступать в прежнюю неволю.

Сами реестровые казаки не довольны были исключительностью своих привилегий. Когда Хмельницкий, в марте 1650 года, собрал в Переяславле казаков на генеральную раду для утверждения реестра, то, по собственным его словам, претерпевал большие затруднения. Хмельницкий после того говорил Киселю так:

– Паны поддели меня; по их просьбе я согласился на такой договор, какого не могу исполнить никаким образом. Сами посудите: сорок тысяч казаков, – а с остальным народом что я буду делать? Они меня убьют, а на поляков всё-таки подымутся.

Уступая народному волнению, Хмельницкий позволил идти в казаки всякому, под тем предлогом, что, кроме реестровых, могут быть ещё охочие казаки, а между тем отправил посольство к королю: напоминал, что следует уничтожить унию, и просил, чтобы паны являлись в свои украинские поместья не иначе как без военных команд.

Между тем вся Польша вооружилась. Папский легат привёз королю первосвященническое благословение, мантию и освящённый меч, а королеве золотую розу. 24 декабря война была решена единогласно. Положили собрать посполитое рушенье. Король обнародовал, что святой отец благословляет отправлявшихся на брань и посылает отпущение грехов, то это сильно воодушевило поляков.

У казаков было также религиозное побуждение. Но войска в этом году у Хмельницкого было меньше, чем прежде. Хмельницкий долго дожидался хана и дал время своим неприятелям собраться.

19 июня появились казаки и татары в виду польского войска. 20 июня, в два часа пополудни, началось сражение; и вдруг хан стремительно бросился в бегство; за ним побежали все его мурзы и бей. Хмельницкий поручил начальство полковнику Джеджалыку, а сам погнался за ханом, думая остановить его. Хан, остановившись в трёх верстах от поля битвы, сказал Хмельницкому:

– На нас на всех страх напал. Татары биться не будут. Останься со мной, подумаем. Завтра я пошлю своих людей помогать казакам.

Но вместо того на другой день он двинулся к Вишневцу и потащил за собою Хмельницкого.

После разгрома казацкого лагеря король распустил посполитое рушенье и уехал в столицу, а регулярное войско двинулось в Украину уничтожать казачество, как поляки надеялись. Хан продержал Хмельницкого до конца июля под Вишневцем и отпустил.

Польское войско вступило в Украину и встретило сильное единодушное сопротивление. Хмельницкий предложил мир. Положение казаков было печально. Но поляки согласились мириться и выслали для переговоров с гетманом и старшиною комиссара Адама Киселя с товарищами в белоцерковный замок. Само собой разумеется, что такой мир не мог продержаться долго. Жители Южной Руси, не желали быть в порабощении у панов, во множестве бежали в Московское государство на слободы.

8) Соединение с Россией.

Царь Алексей Михайлович 1 октября 1653 года созвал земский собор всех чинов Московского государства в Грановитой палате. Думный дьяк изложил всё дело о пропусках в титуле, о бесчестных книгах, о том, как гетман Богдан Хмельницкий много лет просил государя принять его под державную руку, о том, как царь предлагал полякам прощение виновных в оскорблении царской чести, с тем чтоб поляки уничтожили унию и перестали преследовать православную веру, и как поляки отвергли это предложение. Извещалось, наконец, что турецкий царь зовёт казаков под свою власть. Потом отбирался ответ на вопрос: принимать ли гетмана Богдан Хмельницкого со всем войском Запорожским под царскую руку? Чтобы не допустить отдаться в подданство турецкому султану или крымскому хану, следует принять гетмана со всем войском Запорожским, со всеми городами и землями под высокую государеву руку.

По условиям нового договора вся Украина, казацкая земля, присоединялась под именем Малой России к Московскому государству, с правом сохранять особый свой суд, управление, выбор гетмана вольными людьми, право последнего принимать послов. Число реестровых увеличивалось до 60 тысяч, но дозволялось иметь и более охочих казаков.

9) Смерть Богдана Хмельницкого.

В письме писаря Выговского день его смерти означен 27 июля. 23 августа тело Хмельницкого было погребено, по его завещанию, в Субботове, в церкви, им построенной.

10) Вывод.

Несмотря на важные промахи, Хмельницкий принадлежит к самым крупным двигателям русской истории. В многовековой борьбе Руси с Польшею он дал решительный поворот на сторону Руси и нанёс аристократическому строю Польши такой удар, после которого этот строй не мог уже держаться в нравственной силе. Хмельницкий в половине 17 века наметил то освобождение русского народа от панства, которое окончательно совершилось в наше время. Это мало: его старанием Западная и Южная Русь была фактически под единою властью с Восточной Русью. Не его вина, что близорукая, невежественная политика боярская не поняла его, свела преждевременно в гроб, испортила плоды его десятилетней деятельности и на многие поколения отсрочила дело, которое совершилось бы с несравненно меньшими усилиями, если бы в Москве понимали смысл стремлений Хмельницкого и слушали его советы.

Использованная литература: «Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей» Костомаров Николай Иванович.