В Закладки

Главная
Официальная
Новости
Курсовые работы
Дипломные проекты
Лекции и конспекты
Рефераты
Софт
Ссылки
Справочник Студента
Гостевая

Почта


Поиск по сайту:

          


















Реферат по социалогии. Стиль жизни студенчества: показатели и тенденции.

Реферат по социалогии. Стиль жизни студенчества: показатели и тенденции.

Северо-западная академия государственной службы

Филиал г. Вологда

РЕФЕРАТ

По дисциплине:

«Социология»

На тему:

«Стиль жизни студенчества: показатели и тенденции»

Выполнила студентка

Заочного отделения

Группы 25 Ф

Щербакова Ю. Ю.

Проверила работу

Глумная М.Н.

Оценка:

Подпись преподавателя: __________

Вологда

2007 год

Содержание.

Введение

1. Студенчество как социальная группа.

1.1. Справка из энциклопедии.

1.2. Путь в студенты.

2. Студенчество в период реформирования российского общества.

2.1. Интеллектуально-нравственная дифференциация студенчества.

2.2. Воспроизводство студенческой молодежи: новые тенденции.

2.3. Социальные ресурсы и ожидания студенческой молодежи.

3. Социальный облик студенчества.

3.1. Социальный статус и самочувствие студента.

3.2. Политические, нравственные и культурно-досуговые ориентации студентов.

3.3. Юноши и девушки о времени и о себе.

4. О рынке труда выпускников.

4.1. Трудоустройство молодых специалистов.

4.2. Выпускник ВУЗа и его будущая специальность.

4.3. Планы выпускников на предстоящую деятельность.

Заключение.

Список литературы.

Введение.

Так как я сама являюсь студенткой, проблемы выбора темы курсовой работы у меня не возникло, тем более, вопрос о роли студенчества в нашем обществе и, в частности, в группе молодежи, весьма актуален по многим причинам.

Научный интерес к такой общественной группе молодежи, как студенчество, определяется тем, что, во-первых, в развитом обществе бурно развивающиеся отрасли народного хозяйства, наука и культура обуславливают дальнейшее увеличение численности и качества подготовки специалистов с высшим образованием (по отношению к другим группам учащейся молодежи); во-вторых, возрастает социально-экономическая значимость учебно-подготовительных функций учащихся вузов; в-третьих, студенчество является важнейшим источником воспроизводства интеллигенции; в-четвертых, той большой ролью, которую играет студенчество в общественно-политической жизни нашей страны.

Сразу хочу оговориться, что в данной курсовой я рассматривала проблемы лишь студентов высших учебных заведений, так как при изучении особенностей учащихся средних специальных учебных заведений возникло бы много трудностей при сопоставлении их учебной деятельности, досуге, мировоззрении и оценки своей будущей роли в жизни общества в качестве специалиста.

В философско-социологической литературе проблема студенчества начала активно разрабатываться в 60-е гг. Различные аспекты этой проблемы, такие, как социальные источники пополнения студенчества, особенности различных его профессиональных групп, высшая школа как канал социальных перемещений, рассматривались такими исследователями, как Дмитриев А.В., Иконникова С.Н., Колесников Ю.С., Лисовский В.Т., Рубин Б.Г., Рубина Л.Я., Руткевич М.Н., Саар Э.А., Титма М.Х., Филиппов Ф.Р. и др.

За основу своей курсовой работы я предпочла взять книгу В.Т. Лисовского и А.В. Дмитриева «Личность студента». Данная монография посвящена анализу факторов, влияющих на формирование личности студента и подготовку молодого человека к будущей ответственной деятельности специалиста высшей квалификации.

Так же мой выбор пал на известный среди социологов журнал «СоцИс» за 1997-1998 гг. В этих журналах достаточно широко освящена проблема современного студенчества. Здесь также приводятся в пример многочисленные исследования, опросы студентов различных вузов страны, факультетов и курсов, что во многом облегчает работу.

В своей курсовой работе я использовала высказывания различных отечественных и зарубежных социологов, психологов и философов, авторство которых можно увидеть в сносках.

В первой главе своей работы я попыталась дать определение терминам студент и студенчество, использовав при этом выдержки из различных книг, в том числе и энциклопедии. Здесь же дается определение студенчества, как социальной группы. Далее я сочла нужным рассмотреть мотивацию абитуриентов при поступлении в вуз.

Во второй главе я сопоставила экономические преобразования, происходящие в российском обществе и то, как они отражаются на состоянии всех социальных институтов, в том числе и высшей школы. Тут же можно сказать о том, что на этапе учебы уже происходит дифференциация студентов, связанная не с положением их родителей, а с собственной активностью. Складываются группы, занимающие объективно и субъективно различные позиции в экономической сфере. Изучение уровня дифференциации данной группы молодежи является актуальным, так как ее структура является прообразом структуры той части населения, которая имеет высшее образование.

О социальном самочувствии и занимаемом статусе студента можно узнать из третьей главы курсовой работы. Здесь также рассмотрены политические, нравственные и культурно-досуговые интересы молодежи. Юноши и девушки нового поколения высказывали свое мнение о нынешнем времени и о себе, о социальной справедливости в обществе, о войне, о том хотят ли они уехать за границу или же их вполне устраивает жизнь на родине и т. д.

В четвертой главе освещаются проблемы выбора той или иной специальности молодым человеком. Из данной главы также можно узнать мотивы получения высшего технического образования. Причем здесь приведено в пример исследование, проведенное среди технических вузов Башкортостана, из которого было выявлено, что далеко не все студенты собираются в будущем работать по своей специальности.

В пятой главе можно найти ответ по поводу трудоустройства студентов в современной кризисной ситуации в России, о том, какие качества должны присутствовать у современного специалиста. Здесь идет сопоставление мнений работодателя и студента, причем не всегда их взгляды совпадают. Особенно высокие требования к своим служащим предъявляют банки, коммерческие фирмы; госбюджетная сфера в этом менее требовательная. Но большинство студентов все же хотят работать именно в частном секторе, видя в нем больше свободы для самореализации своих профессиональных способностей.

Итак, кто же они – студенты?

1. Студенчество как социальная группа.

1.1. Справка из энциклопедии.

Студент (от лат. studens, род. падеж studentis – усердно работающий, занимающийся), учащийся высшего, в некоторых странах и среднего учебного заведения. В Древнем Риме и в средние века студентами называли любых лиц, занятых процессом познания. С организацией в 12 веке университетов термин «студент» стал употребляться для обозначения обучающихся (первоначально и преподающих) в них лиц; после введения ученых званий для преподавателей (магистр, профессор и др.) – только учащихся.

Студенчество – учащиеся высших учебных заведений.

Термин «студенчество» обозначает собственно студентов как социально-демографическую группу, характеризующуюся определенной численностью, половозрастной структурой, территориальным распределением и т.д.; определенное общественное положение, роль и статус; особую фазу, стадию социализации (студенческие годы), которую проходит значительная часть молодежи и которая характеризуется определенными социально-психологическими особенностями.

Студенчество как особая группа возникла в Европе в 12 веке одновременно с первыми университетами. Средневековое студенчество было крайне неоднородно как в социальном, так и в возрастном отношениях. С развитием капитализма и повышением социальной значимости высшего образования роль студенчества в жизни общества возрастает. Студенчество является не только источником пополнения квалифицированных кадров, интеллигенции, но и само составляет довольно многочисленную и важную социальную группу. Хотя высокая стоимость высшего образования и наличие целого ряда других социальных барьеров делали его доступным в большинстве случаев только для состоятельных слоев общества и само оно давало получившим его людям значительные привилегии, уже в 19 - нач. 20 вв. студенчество отличилось высокой политической активностью и играло заметную роль в общественной жизни.

Научно-техническая революция повлекла за собой крупные сдвиги в положении и составе студенчества. Потребность в образованных кадрах повсеместно вызывает быстрый рост абсолютного числа студентов, а также их удельного веса в общей массе населения и особенно в молодежных возрастных группах. В связи с укрупнением высших учебных заведений усиливается концентрация студенчества, студенческие городки становятся все более многолюдными. Растущая массовость высшего образования подрывает его былую элитарность, делает студенчество более демократическим по социальному происхождению. Определенные сдвиги происходят и в половозрастной структуре студенчества, в частности увеличивается количество женщин.

Несмотря на различия своего социального происхождения и, следовательно, материальных возможностей, студенчество связано общим видом деятельности и образует в этом смысле определенную социально-профессиональную группу. Общая деятельность в сочетании с территориальным сосредоточением порождает у студенчества известную общность интересов, групповое самосознание, специфическую субкультуру и образ жизни, причем это дополняется и усиливается возрастной однородностью, которой не имеют другие социально-профессиональные группы. Социально-психологическая общность объективируется и закрепляется деятельностью целого ряда политических, культурно-просветительских, спортивных и бытовых студенческих организаций.

Студенчество не занимает самостоятельного места в системе производства, студенческий статус является заведомо временным, а общественное положение студенчества и его специфические проблемы определяются характером общественного строя и конкретизируются в зависимости от уровня социально-экономического и культурного развития страны, включая и национальные особенности системы высшего образования.

Но в настоящее время в научной литературе еще нет достаточно полного определения понятия «студенчество», как нет и единого мнения по вопросу о характере и специфике труда студенчества.

Понятие «студенчество», данное в книге ростовских социологов Б. Рубина и Ю. Колесникова «Студент глазами социолога», заключается в следующем: «Студенчество – это мобильная социальная группа, целью существования которой является организованная по определенной программе подготовка к выполнению высоких профессиональных и социальных ролей в материальном и духовном производстве». Здесь главная мысль авторов сводится к тому, что студенчество следует рассматривать как социальную группу в системе вуза, которая имеет свою цель, свои специфические особенности и которая готовится к выполнению социальных ролей и функций интеллигенции. «Студенчество, - пишут Б. Рубин и Ю. Колесников, - как социальная группа функционирует в системе высшего образования, выступает в качестве объекта производства, предметом которого является не вещь, а сам человек, личность. Поэтому главной формой производства является обучающе-образовательная деятельность».

Другой исследователь, А.Н. Семашко, пишет, что «было бы неправильным рассматривать студенчество как лишь состояние к подготовке и занятию статуса интеллигенции. Студенчество обладает всеми необходимыми характеристиками, достаточными для отнесения его к особой социальной группе, тат как оно отвечает всем установившимся признакам». В подтверждение своих доводов Семашко приводит следующие признаки: выполнение в обществе определенных функций, объективность существования, однозначная детерминированность поведения членов групп, определенная целостность и самостоятельность по отношению к другим социальным группам, специфические социально-психологические черты и системы ценностей.

В отличие от авторов книги «Студент, глазами социолога» Семашко, выделяя студенчество как особую социальную группу, отмечает внутренние различия, вызванные источниками формирования студенчества. С другой стороны, автором подчеркивается, что студенчество не было бы социальной группой, если бы не «множественность» происхождения не сглаживалось определенным образом единой социально-функциональной его природой и единством других признаков.

Представляют определенный интерес определения студенчества, данные А.С. Власенко и Т.В. Ищенко. Власенко пишет: «Студенчество – это особая социальная группа, формирующаяся из различных социальных образований общества и характеризующаяся особыми условиями жизни, труда и быта, особым общественным поведением и психологией, для которой приобретение знаний и подготовка себя для будущей работы, в науке, культуре является главным и в большинстве случаев единственным занятием».

Ищенко акцентирует внимание на том факте, что студенчество является составной частью такой общественной группы, как молодежь: «Студенчество – особая общественная группа общества, резерв интеллигенции – объединяет в своих рядах молодых людей примерно одинакового возраста, образовательного уровня – представителей всех классов, социальных слоев и групп населения. Отличительными чертами студенчества как общественной группы являются: характер труда студентов, заключающийся в систематическом накоплении, усвоении, в овладении научными знаниями, и его основные социальные роли, определенные положением студенчества как резерва интеллигенции и его принадлежностью к молодому поколению – молодежи».

Таким образом, студенчество выполняет особую роль в системе общественного разделения труда, которая заключается в подготовке к выполнению функций интеллигенции. не участвуя постоянно в производстве материальных и духовных ценностей, студенчество тем не менее частично участвует в опосредованном производительном и непроизводительном труде в форме учебы, роль которой в обществе возрастает.

Студенчество, являясь составной частью молодежи, представляет собой специфическую социальную группу, характеризующуюся особыми условиями жизни, труда и быта, социальным поведением и психологией, системой ценностных ориентаций. Для ее представителей подготовка к будущей деятельности в избранной сфере материального или духовного производства является главным, хотя и не единственным занятием.

Как социальная группа, студенчество является объединением молодых людей с определенными социально значимыми устремлениями и задачами. Вместе с тем студенчество, представляя собой специфическую группу учащейся молодежи, обладает присущими только ей особенностями.

Студенчество – это довольно мобильная социальная группа , его состав ежегодно меняется, так как число принимаемых в вузы превышает число выпускаемых специалистов.

К числу специфических особенностей студенчества следует отнести еще несколько типичных черт. Прежде всего такую, как социальный престиж. Как отмечалось выше, студенчество является наиболее подготовленной, образованной частью молодежи, что, несомненно, выдвигает его в число передовых групп молодежи. Это в свою очередь предопределяет формирование специфических черт психологии студенческого возраста.

Стремясь завершить обучение в вузе и таким образом реализовать свою мечту о получении высшего образования, большинство студентов осознают, что вуз является одним из средств социального продвижения молодежи, а это служит объективной предпосылкой, формирующей психологию социального продвижения.

Общность целей в получении высшего образования, единый характер труда – учеба, образ жизни, активное участие в общественных делах вуза способствует выработке у студенчества сплоченности. Это проявляется в многообразии форм коллективистской деятельности студентов.

Другой важной особенностью является то, что активное взаимодействие с различными социальными образованьями общества, а также специфика обучения в вузе приводят студенчество к большой возможности общения. Поэтому довольно высокая интенсивность общения – это специфическая черта студенчества.

Социально значимой чертой студенчества является также напряженный поиск смысла жизни, стремление к новым идеям и прогрессивным преобразованиям в обществе. Эти стремления являются положительным фактором. Однако в силу недостаточности жизненного (социального) опыта, поверхности в оценке ряда явлений жизни, некоторые студенты от справедливой критики недостатков могут переходить к бездумному критицизму.

Психологом Ю.А. Самариным были отмечены следующие противоречия, присущие студенческому возрасту:

• Социально-психологическое. Это противоречие между расцветом интеллектуальных и физических сил студента и жестоким лимитом времени, экономических возможностей для удовлетворения возросших потребностей.

• Между стремлением к самостоятельности в отборе знаний и довольно жесткими формами и методами подготовки специалиста определенного профиля. Это противоречие дидактического характера, оно может вести к неудовлетворенности студентов и преподавателей результатами учебного процесса.

• Огромное количество информации, поступающее через различные каналы, расширяет знания студентов и вместе с тем обилие этой информации при отсутствии достаточного времени, а подчас и желания на ее мысленную переработку может вести к известной поверхности в знаниях и мышления и требует специальной работы преподавателей по углублению, как знаний, так и умений и интересов студентов в целом.

Для наиболее полной характеристики студенческого возраста необходимо учитывать и некоторые наиболее полные общие социально-психологические особенности, присущие молодежи. Так, например, И.И. Мечников указывает на две главные отличительные черты юности. Во-первых, в юности при нормальных условиях жизни инстинкт самосохранения не достаточно обнаруживается. Поэтому юноши часто рискуют из-за пустяков, не заботясь о последствиях своих поступков. Часто в основе этих поступков лежат возвышенные мотивы, но не менее часто юноши растрачивают себя на поступки, достойные всякого осуждения. Молодость – это возраст бескорыстных жертв, но и разнообразных злоупотреблений.

Недооценка жизни как блага приводит к тому, что в юности у человека могут возникнуть пессимистические настроения. И.И. Мечников пишет, что, «подведя итоги ощущениям счастья и горя… юношество уменьшает ценность первых и преувеличивает тяжелые ощущения вторых». Во-вторых, юности свойственна некоторая природная дисгармония. Так, желания и стремления развиваются ранее, чем воля и сила характера, и в таких условиях юноша не всегда способен подавить некоторые чрезмерные и лишние устремления и желания. И в этом плане он схож с ребенком, который стремится взять все, что видит перед собой. «Молодые люди, - замечает Мечников, - Формируют свои требования от жизни рано, когда еще не способны судить о реальном соотношении явлений жизни, они не понимают, что силы их далеко не достаточны для осуществления их стремлений, так как воля есть одна из наиболее поздно развивающихся способностей человека».Поэтому некоторые молодые люди чувствуют себя несчастными от бессилия удовлетворить свои желания. Отсюда нередко возникает упомянутый выше скептицизм.

Очень широки и многообразны социальные роли, присущие ранней юности. 15-17 лет: старшеклассник, выпускник школы, слушатель подготовительных курсов при вузе, абитуриент, студент вуза, учащийся техникума или профессионально-технического училища. Юношеский возраст – это период наиболее интенсивного созревания личности. В это время начинается переход от детства к зрелой и ответственной позиции взрослого человека.

Положение о том, что основным критерием социальной зрелости выступает достижение экономической самостоятельности, приобретение стабильной профессии, является еще не достаточным. Формирование социальной зрелости – это многомерный процесс постепенного включения молодежи в социальную жизнь: завершение образования, приобретение стабильной профессии, трудовая активность, возможности выполнять организаторские и руководящие функции, исполнение воинской обязанности, наличие политических прав, ответственность перед законом, возможность заключать брак и воспитывать детей и т. д.

Это один из завершающих этапов процесса формирования личности, в ходе которого индивид, усваивая социальный опыт, приобретает соответствующие социальные качества и подготавливается к вступлению в общественную жизнь в качестве ее активной силы. Достижение социальной зрелости личности есть показатель ее способности выполнять в обществе необходимые социальные функции. Социальная зрелость – это главная стадия человеческой жизни, включающая в себя период наиболее активной трудовой и общественно-политической деятельности, стадия максимального проявления творческой активности личности.

Путь в студенты.

Стремление к высшему образованию характерно для всех социальных групп молодежи. Не случайно в высшей школе встречаются группы молодежи из семей служащих, рабочих, интеллигенции. В вузе происходит своеобразная «переплавка» социального состава в слой инженерно-технической, естественнонаучной и гуманитарной интеллигенции. Однако это не означает, что не следует принимать мер к регулированию социального состава студенчества. Существуют определенные различия в возможностях приобретения знаний у жителей городов и сел, в уровне подготовки к конкурсным экзаменам, в жизненном опыте, общей культуре, устойчивости интереса к специальности.

«Путь в студенты» начинается значительно раньше, чем студенческая жизнь. Социологи постоянно фиксируют широко развитое стремление стать студентом в жизненных планах молодежи, оканчивающей среднюю школу. Конечно, жизнь внесет поправки в эти планы. Однако, это свидетельствует о том, что доминирующей ориентацией является ориентация на умственный труд и связанное с этим стремление получить высшее образование. Для молодежи продолжение образования является большой социальной, моральной и психологической ценностью.

Профессиональные планы у молодежи возникают под влиянием различных средств воздействия – мнения родителей, учителей, друзей, книг, передач и т. д.

С другой стороны, массовое стремление к высшему образованию и среднему специальному образованию приводит к тому, что собственные возможности, склонности и способности оцениваются порой не в соответствии с избранной профессией, а по принципу «лишь бы с дипломом». И где уж тут думать о том , чтобы избираемая профессия соответствовала твоим склонностям и способностям, когда главным и определяющим становится принцип: «Не важно в какой вуз поступать, лишь бы поступить».

Сейчас вуз для большинства школьников представляется очень высокой ценностью. Стремление молодежи в вузы, сопровождается столь высоким конкурсом, что он немедленно выявляет все огрехи в преподавании, особенно в сельской школе.

Несомненно, что успех работы вуза по подготовке высококвалифицированных специалистов во многом зависит от качественного набора пополнения студентов. Однако следует учитывать, что у принятого в вуз молодого человека многие разочарования возникают в результате его недостаточной осведомленности о будущей специальности, характере деятельности, необходимых способностях и умениях, социальных и психологических требованиях, предъявляемых специалисту.

Несомненно, что выпускникам школ очень важно знать спрос на различные профессии в ближайшие 10-20 лет.

Ведь было бы неправильно выбирать вуз или техникум, исходя лишь из конъюнктуры, сложившейся в момент поступления, ибо спрос на те или иные профессии может резко измениться. В результате дефицитные и избыточные, более престижные профессии могут частично или даже полностью поменяться местами.

Социальный опыт молодежи, оканчивающей среднюю школу, нередко оказывается еще узким и ограниченным. Не секрет, что даже самая совершенная система образования и воспитания не в состоянии подготовить молодого человека к реальной жизни в такой степени, чтобы он без иллюзий и колебаний усвоил комплекс функций взрослого человека. Несомненно, что более глубокое знакомство с жизнью меняет сложившиеся у молодого человека представления: то, что совсем недавно представлялось обыденным и неинтересным, оказывается на самом деле важным и привлекательным, и , наоборот, то поверхностное, наносное, что казалось главным, начинает постепенно отходить на задний план и теряет первоначальный ореол.

В этот период идеалы и жизненные планы теряют присущую юношескому возрасту некоторую абстрактность и становятся более надежным (хотя и несколько «приземленным») ориентиром, необходимым для конкретной практической деятельности. И по мере того, как человек утрачивает непомерные притязания, он начинает ценить реальную красоту и радость жизни.

Вот почему в более зрелом возрасте нередко происходит пересмотр юношеских стремлений и мечтаний, переосмысливание жизненных планов. И этот процесс, хотя он происходит довольно болезненно и не без потерь, в принципе закономерен.

Однако часть абитуриентов при выборе специальности не затрудняет себя тем, чтобы поглубже познакомиться с теми возможностями, которая сулит избираемая профессия. И дело не только в том, что на некоторые редкие специальности и специализации очень большой прием, но и в поверхностном знакомстве абитуриентов с ними.

Очень важно уже с I курса при организации воспитательной работы формировать у студентов глубокое, заинтересованно положительное отношение к своей профессии, устойчивую социальную ориентацию.

По мнению уральского социолога Ф.Р. Филиппова, понятие социальной ориентации может быть рассмотрено в различных смыслах. В самом широком смысле социальная ориентация означает осознание индивидом самого себя как частицы элемента социальной общности. В узком смысле социальная ориентация означает осознание индивидом своей связи со средой происхождения и его ожидания относительно будущей социальной «позиции», т. е. места и роли в той социальной группе, членом которой он намерен стать. Вот почему важнейшим моментом социальной ориентации являются жизненные планы.

Конечно, в юношеском возрасте сделать правильный выбор нелегко. Тем более, если человек ничего не знает о своей будущей профессии. Ошибки здесь неизбежны. Вот почему важным средством регулирования выбора профессии молодежи является профессиональная ориентация.

Очень важно знать не только свою будущую работу, но и самого себя. Конечно, никакая наука не может сказать абсолютно точно, что лишь эта и только эта профессия подходит человеку, а остальные не должны быть предметом его желаний. Ведь не редко бывает, что человек имеет неплохую способность выполнять несколько профессий. Вот почему важно назвать одну или несколько профессий, в которых он может добиться наибольшего успеха со своими способностями, склонностями, особенностями характера, психическим складом. Необходимо также и предостеречь молодого человека от выбора тех профессий, которые явно противопоказаны ему.

2. Студенчество в период реформирования студенческого общества.

О современной молодежи, включая студенчество, часто говорят как о «потерянном», «пожертвованном» поколении, печальной ошибке суровой русской истории. Нередко звучат нотки обличения, осуждения: «В атмосфере агрессивного натиска антикультуры формируются новые поколения российских граждан, чье сознание заражено бациллами примитивного потребительства, поклонения чужим идолам, пренебрежением к национальным ценностям»; молодым людям свойственно «презрение к упорному ежедневному труду, жажда наживы, массовый антипатриотизм (примерно 70 % готовы отправиться в эмиграцию)» . Один из авторитетных обществоведов – А.С. Панарин суров в своем «приговоре»: «деморализация и дезориентация молодого поколения несомненны…»; «духовная атмосфера порождает активистов не созидания, а разрушения, разложения и растления» . В учебном пособии «Социология молодежи», изданном в Ростове-на-Дону (2201), суммированы исходные упреки:

• социальная апатия – уход и политической и общественной жизни, распространение мещанских, семейно-эгоистических настроений;

• кризис нравственных ценностей: отказ от правды, честности,

совестливости, любви, дружбы как основы отношений между людьми;

• падение престижа честного труда, проявления обмана, цинизма, насилия;

• рост потребительских настроений, выражающийся в росте материальных вожделений, эгоизма, пренебрежения духовными ценностями, дегуманизации отношений между людьми .

Если верить такого рода суждениям и оценкам, получается, что не остается надежды на будущее России: с таким молодым поколением она может только деградировать. Однако не будем спешить.

2.1. Интеллектуально-нравственная дифференциация современного студенчества.

Радикальные социально-экономические преобразования в нашем обществе оказали неоднозначное воздействие на высшую школу. С одной стороны, она получила мощный импульс к модернизации и развитию. Постепенно преодолеваются противоречия между новыми запросами общества и высшим образованием, его содержательной, технологической и организационными структурами. И это имеет, безусловно, глубокий позитивный смысл. В вузах запрещена идеологическая деятельность, расширилась их академическая свобода, самостоятельность, модернизируются (хотя и медленно) специальности, их номенклатура. Увеличивается выпуск специалистов по остродефицитным профессиям: экономистов, юристов, социологов и т. д. Появились платные формы высшего образования (что в целом поощряет здоровую конкуренцию между вузами).

Порой эти процессы протекают небезболезненно, поскольку это вызывает переструктурирование внутри высшего образования: у одних вузов, специальностей престиж резко повышается, у других – падает, усиливается социальное расслоение как внутри студенчества в целом, так и между студентами (что особенно важно) различных типов вузов, факультетов и специальностей. И это неизбежные последствия, сопровождающие модернизацию высшей школы.

С другой стороны, отсутствие четкой государственной политики в области образования, необходимых инвестиций в него, не оправдавшиеся надежды на коммерциализацию вузов приводят к разрушительным дисфункциональным последствиям для высшего образования. Можно сказать, происходит его «обескровливание». Это и резкое сокращение численности преподавателей, научных сотрудников вузов, вызванное катастрофически низкой зарплатой, падением жизненного уровня, утратой некогда высокого социального престижа, старение кадров; постепенное разрушение их трудовой мотивации, размывание социально-статусных и профессиональных стандартов поведения. В неудовлетворительном состоянии материальные компоненты учебного процесса: учебные корпуса, оборудование, библиотечные фонды.

Таким образом противоречивое взаимодействие позитивных и деструктивных процессов создают сложную, и даже драматическую ситуацию в российском высшем образовании.

Раскрывая социальный облик студенчества, следует учитывать и глубокие изменения, произошедшие в самом обществе: трансформацию его основных институтов, стратификационных характеристик, основных смыслообразующих ценностей. Все эти процессы (и в обществе в целом, и в высшей школе) по-своему преломляются в жизнедеятельности студенчества. Меняются взаимоотношения студентов с государством (невостребованность многих специальностей, отсутствие обязательного распределения и «отработок» после окончания вуза и т. д.), с преподавателями, с родителями. Это приводит к тому, что современное студенчество становится все более разнородным.

Прилежные студенты («ботаники») мирно уживаются с теми, кто об учебе вспоминает лишь перед экзаменами; «предприимчивые», чьи подработки дают возможность жить безбедно уже в студенческие годы – с «романтиками», для которых важна творческая самореализация; почти исчез тип студента-общественника.

2.2. Воспроизводство студенческой молодежи: новые тенденции.

Проблема воспроизводства студенческой молодежи может рассматриваться в различных аспектах. Поскольку студенчество формируется из молодых представителей различных слоев, то в периоды трансформации социальной структуры общества оно может служить индикатором этих процессов.

Само оно также является их активным участником: ведь высшее образование выполняет функцию индивидуальной и/или групповой социальной мобильности и воспроизводства слоев, занимающихся высококвалифицированным и сложным трудом.

Анализ социальной структуры студенчества важен и в аспекте социальной справедливости, т. к. показывает доступность высшего образования для различных слоев, т. е. с точки зрения «выравнивания шансов для всех».

Но есть еще и социокультурный аспект этой проблемы, в какой социальной среде имеются оптимальный материальные и культурные условия для формирования комплекса личностных качеств, требуемых для получения высшего образования? Ведь для успешного прохождения конкурса, формирования академической дисциплины студентов, стремления хорошо усваивать изучаемый предмет, развивать кругозор и т. д. Поэтому представители одних социальных слоев оказываются более конкурентоспособными для системы высшего образования (легче поступают в престижный вуз, на престижный факультет), другие – менее конкурентоспособными.

Какие же изменения происходят в социальной структуре студенчества в настоящее время? Каковы основные социальные источники пополнения? В чем выражается наиболее существенные особенности его социальной культуры, как осуществляется его воспроизводство?

Во-первых, среди родителей студентов сравнительно немного незанятых (безработных, неработающих пенсионеров, инвалидов и т. д.). Т. е. социальная структура студенчества, по сравнению с социальной структурой общества выглядит как более благополучная, является структурой «улучшенного» типа. Во-вторых, социальный состав студенчества достаточно пестрые: в нем широко представлены и традиционные, и новые страты, появившиеся в ходе реформ (владельцы собственного дела, предприниматели). В-третьих, доминирующей группой являются студенты – выходцы из семей специалистов с высшим образованием. В-четвертых, среди студентов значительно уменьшилась доля детей рабочих и вспомогательного персонала. В-пятых, студенчество быстро пополняется представителями нового для нас слоя – молодыми людьми из семей, где один из родителей, а то и оба родителя – владельцы частных фирм в различных слоях бизнеса.

Важной особенностью социального состава студенчества является высокая занятость родителей в государственном или негосударственном секторе экономики. Почему этот фактор считается дифференцирующим студенчество признаком? Дело в том, что у людей, связанных с частным сектором, жизненные перспективы, ожидания и установки, уровень жизни кардинально иные, чем у слоев, «завязанных» на госсектор. Еще одна линия расслоения студенчества «пролегла» между вузами: оказалось, что разные вузы «аккумулируют» студентов из разных стран далеко не одинаково. Конечно, и раньше были вузы, отличавшиеся как престижностью, так и «элитарностью» (т. е. высокой долей студентов выходцев из рядов советской элиты). Однако сейчас список элитарных вузов пополнился.

Наряду с экономическим положением родительских семей, с начала 90-х годов начал «работать» еще один фактор стабилизации уровня жизни студентов: дополнительные заработки. Они приобрели настолько массовый характер, что, по сути, можно говорить об изменении образа жизни студенчества, так как наряду с учебной они становятся второй основной деятельностью студенчества. Прямой связи с уровнем жизни семьи студента не наблюдается, т. е. подрабатывают как остро нуждающиеся, так и те, кто отметил высокий уровень жизни.

Вероятно, дополнительные заработки становятся новым стандартом поведения, символизируя деловитость, предприимчивость студентов (т. е. выполняют не только свою прямую функцию).

2.3. Социальные ресурсы и ожидания студенческой молодежи.

С середины 1990-х годов в России тенденциями высшего образования стали: его введение в число непременных требований рынка труда; количественные и качественные изменения в подготовке специалистов; стремительное увеличение его платности.

В числе важных проблем высшего образования признается неравенство доступа различных групп населения к получению образовательных услуг. Высшее образование традиционно рассматривается в рамках стратификационных теорий как непременный критерий отнесения к определенному социальному слою и фактор вертикальной мобильности. Получение образования в значительной степени обусловливает социальную мобильность, доступ в дальнейшем к общественным благам. Однако, проведенные исследования фиксируют неполную реализуемость высшего образования в повышении социального статуса.

Специфика одного из подходов состоит в изучении проблемы доступности высшего образования с точки зрения различий ресурсных характеристик семей. Семьи, формируя для своих детей образовательные стратегии, находятся в ситуации рационального выбора, отыскивая оптимальное согласование перспектив, которое образование может дать детям, и ресурсных возможностей. К ресурсам семьи мы относим:

• уровень образования родителей;

• уровень их материальной обеспеченности;

• размер сбережений;

• социальный статус;

• уровень адаптированности.

Представление о перспективности приобретаемой профессии часто определяет образовательную стратегию семей. Ресурсы семей определяют доступность вузов, осуществляющих подготовку по перспективным профессиям. Профессии, которые не приносят ни материального, ни статусного вознаграждения, получают по преимуществу дети из менее ресурсообеспеченных семей, а наиболее перспективными профессиями овладевают выходцы из семей с сильными ресурсными характеристиками. Профессии, приносящие высокие доходы, но не престижные в обществе, либо уважаемые, но не приносящие денег, не стали предметом интереса семей с высоким ресурсным потенциалом. Они более привлекательны для детей из менее благополучных семей. Особенно ярко эта тенденция высвечивается при сравнении ситуации в Москве и Вологде. Если в Москве лишь 11 % студентов из семей с высоким ресурсным потенциалом претендуют на получение специальности, приносящей не доход, а лишь относительно высокий социальный статус, то в Вологде таких втрое больше. Обратимся к анализу образовательной мотивации молодежи. Основными мотивами получения высшего образования являются три: знания, деньги, престиж. К основным образовательным мотивациям:

• интеллектульно-прагматическую (получение знаний и конвертация их в высокие доходы) – 29,7%;

• преимущественно-интеллектуальную (главный мотив – получение знаний) – 31,8%;

• преимущественно-прагматическую (основная цель – получение в будущем высоких доходов) – 22,1%;

• «побочную» - акцентуирующую внеобразовательные мотивы: получение образования как символического капитала, способ уйти от проблемы (призыва в армию, трудоустройства) или отодвинуть её – 16,4%.

На основании некоторых данных построена следующая типология образовательного поведения студенческой молодежи.

• Учащиеся и работающие – 21,6% (посещают большинство занятий и иногда обращаются к специальной литературе, либо посещают «примерно половину» занятий и часто работают с дополнительной литературой; имеют постоянную работу либо частые приработки).

• Учащиеся – 49,6% (посещают большинство занятий и иногда обращаются к специальной литературе, посещают «примерно половину» занятий и часто работают с дополнительной литературой; не имеют ни постоянной работы, ни частых приработков).

• Работающие - 9,3% (не посещают большинства занятий, не обращаются к специальной литературе; имеют постоянную работу или частые приработки).

• Не учащиеся и неработающие - 19,5% (не посещают большинства занятий, не обращаются к специальной литературе; не имеют ни постоянной работы, ни частых приработков).

Поведение студентов в значительной степени изменяется по мере приближения к диплому. Прослеживается тенденция увеличения доли имеющих постоянную работу. Кроме того, растет число тех, кто работает в ущерб учебе: численность этой группы на последнем курсе превышает 10%.

3. Социальный облик студенчества 90-х годов.

В ближайшем будущем политические настроения молодежи, как и то, с какими политиками она будет связывать свои ожидания, во многом станет зависеть от ее социального статуса, социокультурных установок и ценностей. Отсюда следует необходимость изучения ее самых различных групп, слоев и отрядов. Однако пока разные социальные группы молодежи изучаются социологами неравномерно. Основное внимание выделяется выпускникам средней школы и студентам педагогических вузов, и гораздо менее представлены в исследованиях многие другие профессиональные отряды студенчества, а также молодые выпускники вузов.

3.1. Социальный статус и самочувствие студента.

При рассмотрении статусной позиции студенчества обычно акцент делается на «переходность», «маргинальность» группы, занятой деятельностью по подготовке к высококвалифицированному умственному труду, отличающуюся особыми формами социальной активности, характерной не только для обучающейся молодежи, но и для тех отрядов интеллигенции, пополнить которые она готовится в вузе.

В отечественных работах не всегда учитывается, что годы студенчества – вполне самостоятельный этап жизни человека, на протяжении которого он имеет и формирует собственную среду развития, участвует в таких видах деятельности, которые сегодня выступают в качестве личностно-образующих факторов и определяет модель социального поведения этой общественной группы. Среди показателей статуса студенчества можно выделить группу дескриптивных (пол, место жительства до вуза, образование родителей) и приобретенных, достигнутых человеком к настоящему моменту его жизни.

Распределение студенчества по полу в течение многих лет остается почти неизменным. В данном исследовании 43% составляют юноши и 57% девушки: такова их доля в вузе в среднем. Естественно преобладание юношей в технических вузах и девушек среди будущих гуманитариев. Процесс феминизации высшего образования остается «стихийно стабильным», хотя ситуация социального наполнения безработицы (большинство незанятых – женщины с высшим образованием) давно требует регуляции.

Как показывает исследование, в технических вузах приток студентов из родного города стал больше, чем ранее. С одной стороны, их «стартовая позиция» во многом выгоднее: теснее связь с семьей, нет необходимости испытывать трудности жизни в общежитии, легче определиться с будущим местом жительства. С социальной же точки зрения эта часть вузовской молодежи оказывается менее динамичной и самостоятельной, ее статус надолго остается зависимым от положения родительской семьи. И в самоопределении через вуз элемент личной инициативы проявляется немного позже.

Студенты из малых и средних типов поселений, как правило, возвращаются в родные места, хотя в настоящее время это можно считать вынужденной акцией. Выявленное в прежних исследованиях желание закрепиться в более развитых типах поселений сегодня не обеспечивается гарантиями трудоустройства. Отсюда – увеличение в перспективе миграционной подвижности молодежи не только в связи с потребностью в высшем образовании, но и в силу необходимости обретения в будущем более стабильной социальной позиции.

Говорить о социальном статусе студентов в зависимости от социальной принадлежности родителей весьма затруднительно в условиях перекомпозиции всей социальной структуры. В исследованиях был взят один признак – образование, связь которого с фактором выбора вуза была всегда сильной.

Более важными являются те статусные характеристики, которые складываются в период обучения в вузе. Именно на этом этапе происходит дифференциация студентов, связанная с собственной активностью в учебной, научно-поисковой, общественно-полезной, экономической деятельности. Изучение этой дифференциации важно потому, что ее структура отчасти предопределяет будущий социальный статус специалистов и является прообразом распределения в социальной структуре группы населения с высшим образованием. Ясно, что традиционные и новые слои российского общества уже воспроизводятся с участием этой молодежи.

Особенностью современного студенчества является то, что процесс его включения в общественную жизнь идет не только через учебную деятельность и профессиональную подготовку, но и путем формирования независимых материально-бытовых условий, новых форм проявления собственной активности и путем выбора форм социального взаимодействия. Процесс формирования молодежью независимого от родителей финансового, имущественного и жилищного статуса имеет две «узловые точки»: 16-17 лет, когда начинается более или менее массовое включение во взрослую экономическую жизнь, и 21-22 г., когда накапливается первый опыт реализации материально-бытовых намерений студенчества.

Насколько успешны, попытки современных студентов обрести собственный материально-бытовой статус? Основным источником доходов для студентов по-прежнему является помощь со стороны родителей и близких. Семейной поддержки вообще не имеют 6% от опрошенных студентов, а каждый пятый, не отрицая наличия таковой, просто не считают ее существенной. Второй по значимости источник – стипендия, но размер ее таков, что в качестве основного источника средств к существованию могут назвать ее лишь 1/3 студентов (различия между вузами здесь несущественны).

Весьма существенным источником является заработная плата, которую сегодня имеют 13% студентов. Утрачивают значение в качестве источников средств к существованию стройотряды. Их роль сегодня стала сопоставима с прибылью от перепродажи товаров, теневого бизнеса и других «новых» видов получения доходов, хотя официально в наличии разовых заработков признается каждый десятый студент.

Существенны различия по полу. Дополнительный доход имеет каждый пятый, но среди юношей это 27%, а среди девушек – 14%, т. е. вдвое меньше. Различные заработки дополнительно к стипендиям, пособиям, помощи родных помогают продержаться, в среднем, третьей части студентов, что характерно для 52% юношей и 21% девушек. В отличие от прежних лет, когда летний труд в стройотряде мог обеспечить средства для нескольких месяцев нормальной жизни, сегодня главное для молодежи – уже в вузовский период найти постоянный заработок и сохранять трудовые отношения в период обучения.

Для того, чтобы снять негативные последствия необходимого отключения от учебы на заработки, можно обратить внимание на связь дополнительной работы с получаемой в вузе подготовкой. У половины «подрабатывающих» студентов такая связь отсутствует. На возможность работать по близкой специальности однозначно указывают лишь 11% от опрошенных, еще 12% используют свои профессиональные знания частично. Интересно, что в тех вузах, где студенты идут на «приработки» реже, они в большей степени согласуют это со своей будущей профессией.

Расходы студентов, естественно, связаны с удовлетворением первоочередных потребностей, в число которых входят: питание, рекреационные занятия, покупка одежды. У каждого четвертого студента основная часть средств идет на оплату жилья, у каждого пятого – на приобретение учебных принадлежностей. В то же время тенденция приема в вузы местной молодежи оборачивается тем, что 2/3студентов не нуждаются в затратах на жилье, на приобретения товаров длительного пользования, финансирование летнего отдыха, ибо опираются на поддержку родительской семьи.

Трудно однозначно выявить и оценить такие статьи расходов, как «для досуга» и «на каникулы». Без специального анализа не ясно, связанно ли это с содержанием программы досуговой деятельности или же тем, что свободное время уходит не на развлечения, а в основном на приработки, что косвенно подтверждается значительным количеством тех студентов, у которых нет вообще затрат на свободное времяпрепровождение.

Развитие материально-бытового статуса студентов связано с их отношением к предметно-вещному миру, всегда существенному в самосознании и самочувствии студентов.

Судя по результатам исследования, каждый пятый студент уже имеет собственное жилье (квартиру, частный дом). Это естественно, ибо половина опрошенных живут с родителями, имея право на жилплощадь, и еще 7% являются непосредственными собственниками жилья.

На вопрос о «частной собственности», точнее, о наличии в собственном распоряжении некоторых предметов – товаров длительного пользования, выступающих в данном случае в качестве «знаков статуса», получены следующие ответы: из числа престижных вещей, символизирующих статус индивида в современной молодежной субкультуре, были отмечены наличие в своем распоряжении автомобиля, видео- и телеаппаратуры, компьютера. Не обошла молодежь и новые формы «вложения капитала»: у половины студентов классического и педагогического университетов имеются ценные бумаги и драгоценности (дорогие ювелирные изделия и т. д.), которые более чем у третьей части всех студентов считаются необходимым атрибутом материального статуса. В ряде вузов используются кредитные карточки при получении стипендии через банковские депозиты.

То, что материально-бытовой статус студента находится в процессе становления и оформления, это очевидно. С чисто юношеским эгоизмом студент ориентирован пока только на себя. Об этом говорит хотя бы тот факт, что такая статья расходов, как помощь родителям, оказывается в нижней части шкалы.

В то же время самоопределиться в бытовой сфере у части студентов связано с наличием собственной семьи. Студенческие семьи (т. е. семьи, в которых студентом является хотя бы один из супругов) нуждаются в поддержке – это бесспорный факт.

Плохое социальное самочувствие значительной части студентов вызвано не решаемыми социальными проблемами. Степень тревожности девушек-студенток значительно выше, чем у юношей. Всех одинаково волнует плохое материальное положение. Но по перспективам – возможная безработица, плохая забота о досуге, друг о друге – настроение девушек заметно хуже, чем мужчин, которые, в свою очередь, больше беспокоит дополнительный заработок.

3.2. Политические, нравственные и культурно-досуговые ориентации студентов.

Вес и значимость молодежи как субъекта политических перемен (что далеко не всегда связано с ее реальным участием в этих переменах) осознается представителями различных политических сил – от правящих до оппозиции. И этот интерес побуждает к изучению проблемы «молодежь и политика».

Как и других групп молодежи, политика не является приоритетной сферой интересов и потребностей современных студентов, хотя они и испытывают определенное влияние политических событий в стране на свою жизнь.

Важнейшей детерминантой отношения молодежи к политике становится ухудшение ее материального положения. Политическая заинтересованность современной молодежи имеет «избирательный» характер и проявляется от случая к случаю.

Сегодня, когда выполнение общественных поручений, членство в политической организации перестало быть индикатором социальной активности, многие формы участия студентов в политической деятельности свелись к минимуму. Причем, как обычно бывает, налицо маятниковое движение – от формального, вынужденного участия («занимаюсь», «выполняю», «состою») – к неучастию. Надежды на то, что участие станет пусть и гораздо менее массовым, но осознанным и добровольным, не оправдались. Если же учесть (и это сегодня становится все более ясным), что в деятельности вузовских комсомольских организаций были не только негативные моменты (формализм), но и позитивные (организация учебы, труда, быта и досуга студентов, формирование качеств лидера и руководителя), то становится понятным: нынешние ориентации подавляющего большинства студентов будут серьезными препятствиями для преодоления институционального кризиса в молодежном движении.

Отмеченная тенденция является общераспространенной. Различия по полу (юноши чуть активнее), по направлению обучения (естественники и экономисты чуть активнее «технарей» и гуманитариев), и по вузам мало значимы и лишь подтверждают общую тенденцию.

Основная форма интереса молодежи к политике сегодня – информационная. Выясняется несостоятельность распространенного в последние годы стереотипа, когда аполитичность молодежи (факт реальный применительно к участию в политической деятельности, политических партиях, движениях) переносилась и на ее отношение к информации о политике. Особенно это недопустимо относить к студентам-гуманитариям и экономистам, чей интерес к политической информации выше среднего. Поэтому представляется не совсем оправданным происшедшее в последние годы свертывание налаженной системы политического информирования студентов. Этому способствовало и то, что многие кафедры общественных и гуманитарных наук – под предлогом «деидеологизации», «деполитизации» – крайне мало используют потенциал своих базовых курсов и спецкурсов для систематического информирования студентов по актуальным политическим проблемам. Однако недопустима односторонность политического информирования студентов, превращение его в политическую агитацию. В условиях предвыборной борьбы это может привести к втягиванию студенчества в политические игры на стороне тех или иных сил. Поэтому включение в уставы многих вузов положения о недопустимости политической пропаганды в обучении и воспитании студентов должно неукоснительно соблюдаться.

Большинство студентов отдают предпочтение демократическим реформам. Даже в условиях, когда многие студенты непосредственно ощущают негативные последствия этих реформ, общедемократическая направленность их ориентаций сохраняется. Хотя – и это нужно предвидеть – дальнейшая переоценка ценностей и снижение престижа в глазах студентов демократических партий и движений вполне возможны.

Деидеологизация, крушение веры в различные «измы» сказывается на достаточно широкой поддержке студентами неполитических движений и объединений, выдвигающих в качестве основной задачи социальную защиту определенных групп населения. Можно предположить, что немалую поддержку получило бы у студентов и движение, стремящееся специально выразить и защитить интересы молодых людей.

Отношение к политике, когда реальностью становится все большее неучастие в ней, студенты все чаще соотносят с готовностью и способностью властных структур любого уровня решать конкретные социальные проблемы. Вполне нормальной можно считать характерную для молодежного сознания переориентацию с ценностей глобального уровня на конкретные острые и нерешенные проблемы.

Все более значимыми становятся не столько общественные, сколько личностные ориентиры. Особенно это проявляется в представлениях молодых людей об успехе в жизни, что и используется социологами как индикатор их ценностных ориентаций.

В ряду наиболее значимых ценностей:

• дело по душе, интересная работа.

• высокий заработок, материальное благополучие.

• хорошие, верные друзья, хорошие отношения в семье, удовлетворенность в интимной жизни, любви. Эти три параметра одно-порядковые, эмоционально окрашенные и личностные. В ответах девушек-студенток они отмечались чаще.

В целом можно сказать: студенчество становится практичнее, прагматичнее. Но одновременно сохраняется ориентация на творческий, интересный труд, возрастает значимость для успеха нематериальных ценностей (Дружба, Любовь, Семья). Обостряется противоречие: как соотнести рыночные установки (реально – установки «дикого рынка») и общечеловеческие ценности?

Наименее значимыми оказались для студентов слава, связи, знакомства, власть, возможность командовать людьми, спокойная жизнь.

Выясняется, что представления о кризисе идеалов и ценностей молодых нуждаются в серьезном уточнении. Да, разрушились многие идеологемы, исчезли политизированные иллюзии и стереотипы. Но сфера нравственная, ориентация на порядочность и искренность в межличностных отношениях оказалась более устойчивой. И это – при всех издержках – позитивный момент.

Неблагоприятные условия досуговой деятельности и отдыха молодежи, а также недостаточность для нее социально-культурных благ не попали в число важнейших социальных проблем студенчества. Однако, это свидетельствует не столько об отсутствии проблемы организации досуга как таковой, сколько о том, что на фоне происходящих социальных и экономических катаклизмов она находится на втором плане, уступая место трудностям материального положения, плохому состоянию здоровья, безработице, опасение за безопасность родных и близких.

Нет открытия в том, что юноши-студенты в среднем гораздо больше тратят денег на досуговую деятельность, чем девушки-студентки. Объем расходов у студентов технического профиля значительно превышает соответствующие показатели по другим профессиональным направлениям.

3.3. Юноши и девушки о времени и о себе.

Современный этап в развитии российского общества определен учащейся молодежью как кризисный.

Отрицательные оценки кризиса сопровождались обозначением спада в экономике, анархией в социальной структуре, судорожными действиями в политике и свободой в нравах. Некоторые студенты утверждали, что развал преобладает во всем: «начиная с души и заканчивая экономикой». Отмечается ожесточение людей из-за отсутствия возможности удовлетворять основные потребности. Меняются отношения в кругу родственников, идет более осторожное планирование семьи.

В качестве положительной оценки отмечается уход от догм и то, что «в нравах стало свободнее».

Теперь обратимся к данным, позволяющим судить о духовном мире нынешней студенческой молодежи

Сначала несколько обобщенных сведений студенческой молодежи в целом по некоторым жизненно важным вопросам современного российского общества и видения себя в нем.

«Нравится ли Вам Ваше поколение?». Этот вопрос был задан 250 студентам различных курсов. Около 60% ответило утвердительно, 25% - отрицательно, 15% - «и да, и нет». Утвердительные ответы комментировались высказываниями: «Я считаю, что мое поколение более прогрессивно, мобильно, коммуникабельно, чем предыдущие поколения»; «Мое поколение – свободные люди, они знают, чего хотят, и смело идут навстречу будущему»; «Я знаю очень много умных, добрых, хороших, по-настоящему талантливых ребят, которые на самом деле представляют будущее России, и я верю, что они смогут возродить нашу страну и привести ее к процветанию»; «На моих сверстников можно положиться, в них много сил, энергии, из них получатся отличные специалисты в конкретных областях, и они смогут поднять экономику и культуру» и т.п. Скептические оценки сопровождались суждениями типа: «Многое нужно изменить в нынешней молодежи»; «Мои ровесники знают, что есть странные молодые люди, которые читают книжки, ходят по театрам и музеям. Но они считают, что намного ярче пройдет день, если собраться с друзьями, выпить по баночке и завалиться в какой-нибудь давно знакомый клуб»; «Мне ближе дух 40-х – 60-х годов, когда не было сегодняшнего вошедшего в душу равнодушия ко всему, не было этого цинизма и эгоизма».

Критические высказывания студентов согласуются c приведенными выше негативными выводами ученых. Что же касается позитивных оценок, молодые люди пытаются опровергнуть стереотипы, сложившиеся в сознании старшего поколения. Например: «Многие взрослые считают, что нам нужны только дискотеки, секс, наркотики, сигареты и выпивка. Не верно это. Время бесцельной, легкой жизни прошло. Мы учимся, развиваемся интеллектуально, ставим перед собой цели и пытаемся их достичь. Не скажу, что все такие, но нас большинство». Другой студент поясняет: «Мы идем в ногу со временем и ни за что не хотим отстать! Мы живем в собственном мире, который создан нами самими. Это вовсе не означает, что он примитивен и пуст. Мы наполняем его собственным смыслом. Наш век диктует нам свои законы, по которым нужно жить».

Самооценка поколения: отрицательные черты. Выявились десять «осуждаемых» студенчеством «пороков». Рассмотрим их с учетом ранжирования.

1. Бесцельное существование, потребительское отношение к жизни, апатичность, пассивность, иждивенчество, лень, тунеядство, разгильдяйство.

2. Алкоголизм, пьянство, наркомания, курение – способы личного разрушения здоровья.

3. Эгоизм, корыстолюбие, жадность, зависть, отсутствие коллективизма, взаимопомощи. «В обществе главной целью стали деньги, а не человеческие отношения

4. Агрессивность, насилие, жестокость, озлобленность, цинизм, хулиганство, преступность – «Идти по головам других – отличительная черта нашего поколения»; «Очень страшно, когда видишь проявление детской жестокости».

5. Хамское поведение, бескультурье, грубость, бездуховность, неуважение к старшим. По словам студентов, типичными проявлениями подобных недугов являются «утрата женственности девушками и рыцарской галантности юношами»; «замусоривание среды обитания»; «пренебрежение прошлым и полное равнодушие к будущему».

6. Лживость, лицемерие, безответственность, расхлябанность, предательство, ловкачество. Эти пороки превратились в «обычное явление», и вместе с тем они особенно ненавистны для дружелюбных и откровенных молодых людей. Около трети студентов заявили, что считают ложь и предательство самыми гнусными и отвратительными явлениями в общении между людьми.

7. Аморальность, распущенность, разврат. Степень порочности студентами оценивается по-разному. Рассадником порока, по мнению многих, являются телевидение и пресса, где царствуют «разврат и вульгарность, превращение самого сокровенного и таинственного в общедоступное и даже навязанное».

8. Безумное следование моде, глупое подражательство.

9. Отсутствие патриотизма, неумение ценить свою историю, равнодушие к судьбе России.

10. Зависимость от техники. Технический прогресс- несомненное благо, которое признается молодежью.

Самооценка поколения: положительные черты.

1. Целеустремленность, целенаправленность, деловитость, организованность.

2. Самостоятельность, самодостаточность, независимость, свободолюбие. Массовые опросы показали, что не более 15% студентов приветствуют свободу слова без всяких ограничений, а 70% требуют, чтобы свобода слова сочеталась с ответственностью за сказанное.

3. Жизненная активность, оптимизм, уверенность в будущем, предприимчивость, трудолюбие, напористость. Примечательно, что юношеский энтузиазм и жажда самоутверждения уживаются в сознании эмансипированных девушек с идеалом тихого семейного счастья. Впрочем, этот идеал не чужд и многим представителям сильного пола.

4. Интеллектуальность, умственное развитие, творческие способности (креативность), талантливость – это черты, которыми не без основания гордится молодое поколение. Часто упоминается «быстрое усвоение информации», «высокий творческий потенциал», «универсальные таланты и способности». Для некоторых студентов идеалом служит образ русского интеллигента.

5. Стремление к знаниям, овладению культурой понимается как естественное дополнение интеллектуальности и интеллигентности.

6. Альтруизм, доброта, дружелюбие, гуманизм, честь, правдивость, порядочность – высокие моральные качества. Появление подобных черт в автопортрете студенческой молодежи кажется противоестественным.

7. Патриотизм к Родине, подобно альтруизму, на фоне отрицательных самооценок представляется неожиданным явлением. Но оказалось, что многие молодые люди способны испытывать патриотические чувства. Одна из студенток выразила свои чувства так:

Я стою у истока волшебной реки.

С нарастаньем потока заблестят огоньки,

Все сильней и сильней будет сила огня,

Это – наша Россия. Что она для меня?

Она сила и мощь, она – песнь и душа,

Золотой чудный дождь, что ловлю, чуть дыша.

Я ее не отдам, в ней живу, в ней пою,

Я ее не продам, потому что люблю

Объяснение парадокса. Противопоставление положительных и отрицательных черт приводит к выводу о том, что молодое поколение делится не на две, на три части, не считая маргинального слоя. Во-первых, будущую интеллектуальную элиту следует отделить от молодежной массы. Основными критериями ограничения здесь могут служить целеустремленность, бесцельное существование, а вспомогательным – дополнительная деятельность. Целеустремленность и заинтересованность в приобретении полезных знаний – отличительное качество молодого человека, планирующего сделать успешную карьеру, добиться признания и самореализации. Это качество присуще большинству студенчества. Оно подтверждается фактом поступления в ВУЗ, которое часто требовало упорства, решительности и самостоятельности. Бездарные «папенькины сынки» и паразитирующая «золотая молодежь» быстро отторгаются студенческими коллективами. Вероятно, вне студенческой среды есть талантливые и волевые люди, целенаправленно занимающиеся образованием, но их шансы попасть в интеллектуальную элиту невелики. В наши дни путь к общественному знанию пролегает через вузовские аудитории.

Интеллектуал руководствуется иными нормами:

• эгоистическая направленность;

• допустимость насильственных действий по принципу «цель оправдывает средства»;

• утилитарное потребление культуры.

Будущему интеллектуалу принадлежат слова: «Мне нравится в моих сверстниках их наглость, т.к. сейчас необходимо быть пробивным и наглым, чтобы добиться своих целей». Если использовать социально-психологические характеристики студентов, то основным критерием ограничения интеллигента от интеллектуала может служить альтруизм/эгоизм, а вспомогательным – гуманизм/агрессивность.

Поскольку социальные и психологические характеристики не дискретны, а непрерывны, то образуются промежуточные, маргинальные прослойки как между элитой массой, так и между интеллигентами и интеллектуалами.

Таким образом, интеллектуально-нравственную стратификацию молодежи можно представить следующим образом:

1) Интеллектуальная элита – студенты, сознательно и энергично стремящиеся к высшему образованию, рассматривая его и как терминальную, и как инструментальную жизненно важную ценность. Элита расколота на две по-разному этически ориентированных подгруппы: интеллектуалы и интеллигенты.

2) Неинтеллектуальная молодежная масса, не обладающая высокой образованностью, развитыми духовными интересами и не стремящаяся к ним. Это люди массовой культуры.

3) Маргиналы.

4. О рынке труда выпускников.

4.1. Трудоустройство молодых специалистов

В сегодняшней России университеты, так же как и другие вузы, находятся в сложной ситуации, обусловленной переходом страны к рыночным отношениям и кризисным состоянием в экономических и социальной сферах. В прошлом любой советский вуз был частью единого народнохозяйственного комплекса и действовал в соответствии с организационными правилами, близкими к принципам работы обычного государственного предприятия, встроенного в систему планового хозяйства. Если предприятие выполняло утвержденные вышестоящим министерством или главком производственный и финансовый планы, то вуз по аналогичным планам осуществлял прием студентов и выпуск специалистов, проводя обучение в соответствии с государственными учебными планами.

Неукоснительное соблюдение всех этих планов, так же как и планов приема и выпуска, контролировало Министерство высшего и среднего специального образования, а в вузах, не имевших университетского статуса, курирование дополнительно осуществляли собственные министерства и ведомства. В большинстве случаев государственная система распределения неплохо решала проблемы трудоустройства молодых специалистов.

Экономические и организационные изменения последних лет повлекли за собой перемены в характере взаимоотношений между высшими учебными заведениями и предприятиями, а также государственным и негосударственными организациями в вопросах подготовки молодых специалистов высшей квалификации. Сегодня отсутствует система государственного распределения выпускников вузов, а предприятия и организации самостоятельно определяют свою кадровую политику. Это сопровождается, с одной стороны, общем сокращением численности работающих, а с другой – более высокими требованиями к вновь принимаемым на работу. Во многих случаях предпочтение отдается специалистам с трудовым стажем и с опытом работы.

Одной из проблем, связанных с изменениями на рынке труда, явилась проблема угрозы безработицы для молодых специалистов, оканчивающих вузы. Сегодняшние выпускники вузов стали одной из слабо защищенных в социальном отношении групп населения.

Сегодня можно говорить о существовании следующих групп противоречий на рынке труда молодых специалистов с высшим образованием:

• между социальными и профессиональными ориентациями молодежи и потребностями предприятий, организаций и фирм в рабочей силе;

• между задачей повышения эффективности подготовки вузам молодых специалистов и существующих системой вузовской подготовки;

• между теоретической подготовкой выпускников и отсутствием необходимых навыков практического использования полученных знаний;

• между жизненными и профессиональными планами выпускников и реальными возможностями их осуществления;

• между интересами развития отдельного предприятия и интересами общества.

4.2. Выпускник вуза и его будущая специальность

Жесткая прежняя система обучения, почти полностью определявшаяся учебными планами и государственным заказом на специалистов, могла существовать только в рамках централизованной государственной системы и уже не отвечает меняющимся условиям свободной экономики. Поэтому теперь вузу нужно учиться прогнозировать спрос на специалистов того или иного профиля на пять – десять лет вперед и отвечать на него изменениями в учебных планах и программах.

Результаты ряда исследований последних лет свидетельствуют о том, что количество выпускаемых специалистов уже превысило спрос на них со стороны предприятий и организаций. Таким образом, было обнаружено, что для большинства выпускников получение дипломов и поиски места работы сейчас почти совпадают по времени.

Социологами была выявлена одна и та же общая для стран СНГ особенность – отставание в социализации у студентов на территории бывшего СССР по сравнению со студентами в странах с развитой рыночной экономикой. Тот факт, что в наших вузах студенты в основной массе пребывают долгое время «в безмятежном состоянии» и не задумываются над тем, что студенческие годы существуют не для того, чтобы спокойно проводить время, но, прежде всего для получения знаний, нужных в последующей практической работе – результат влияния стереотипов, укоренившихся в сознании и студентов, и их родителей еще в советский период.

В статье украинского автора отмечается именно эта черта: «В советском обществе… в общественном сознании, особенно у представителей старшего поколения, укоренилось мнение, что наличие диплома о высшем образовании автоматически обеспечивает высокое положение в обществе, хорошую должность, а главное – освобождает от тяжелого физического труда. Поэтому наша молодежь, преимущественно под давлением родителей, не имея четкой профессиональной ориентации и не определив заранее свой жизненный путь, массово нацеливается на вуз, и, при условии прохождения конкурса, тут же приступает к учебе. К сожалению, распространен случайный выбор профессии, следствием чего становятся слабые мотивации обучения, низкий уровень знаний, намерения в будущем сменить профессию. Этим обуславливается у нас высокий удельный вес с высшим образованием, занятых не своей специальностью».К этой вполне объективной картине можно лишь добавить, что кроме отмеченной здесь причины (только бы получить высшее образование) имеют место и иные внешние обстоятельства, приводящие к случайному попаданию в вуз (к примеру, отсрочка от призыва на воинскую службу). В целом, в странах с развитой рыночной экономикой личность оказывается способна осуществить сознательный жизненный выбор в более раннем возрасте, чем у нас.

Когда же экономические изменения в нашей стране смогут приблизить ценностные ориентации нашей молодежи к тем, которые существуют в западном мире? Это зависит от нашего экономического развития.

4.3. Планы выпускников на предстоящую деятельность

Как уже сообщалось, более половины опрошенных выпускников сообщили о том, что они планируют работать по специальности. Наиболее высокой оказалась доля студентов, сохраняющих верность полученной ими специальности, среди экономического и юридического факультетов. Иная ситуация сложилась на других факультетах. Она особенно тревожная среди выпускников физфака, где работать по специальности планируют только 17% от числа опрошенных. Здесь самым высоким оказался процент тех, кто точно знают, что работать по специальности после окончания университета они не станут.

Достижение соответствия между спросом и предложением на рынке труда требует осуществления достаточно точных прогнозов изменения конъюнктуры рынка и потребности в специалистах, а также переориентации в организации всех сфер деятельности вузов, адекватно отвечающей на эту потребность.

Заключение.

Подводя итоги, можно сказать следующее: во-первых, изменения в составе студенчества по социальному происхождению и по уровню жизни (а они довольно тесно связаны) указывают на нарастание дифференциации, неоднородности, различий в студенческой массе по вузам, факультетам, профессиональным отрядам. Постепенно приоритет в формировании студенчества переходит к слоям, более адаптированным к экономическим реалиям нашего общества. Если этот процесс будет развиваться и дальше, то доступ беднейших слоев к высшему образованию окажется сильно затруднен. Во-вторых, стабилизация воспроизводства студенческой молодежи показывает, что интерес к высшему образованию сохранился, что также нашло отражение в «подъеме» его ценности в иерархии инструментальных ценностей студентов. Однако противоречия, возникающие между институтом высшего образования и различными другими сегментами общества, приводят к нарастанию дисфункциональных последствий. Они многообразны по своим проявлениям и просматриваются, в частности, в неудовлетворенности студентов качеством получаемой подготовки, деформации отдельных слоев образовательного процесса. Но самое главное – происходит неуклонное снижение основного результата функционирования высшей школы – образованности студентов, уровня их профессиональной компетентности.

В решении вопросов трудоустройства выпускников следует сделать акцент на повышении собственной активности и инициативы у молодых специалистов, чтобы они смогли стать реальными субъектами на рынке труда. Задача вуза в этой связи заключается в обеспечении их более раннего и более основательного включения в эту систему. Взаимодействие между предприятиями и организациями, заинтересованными в квалифицированных специалистах – с одной стороны, и вузами – с другой должно стать более тесным и менее формальным, а обучение в вузе – более дифференцированным и адаптированным к интересам организаций.

К сожалению, мало сейчас освещается проблема получения гуманитарного образования. Самоопределение молодежи, ее включение в экономическую жизнь всегда представляло собой серьезную социальную проблему. Важность ее изучения будет еще больше нарастать с развитием рыночных отношений, распространением безработицы, ростом уровня экономической дифференциации населения. Возможно и юристы, и экономисты всегда будут в цене, но не стоит забывать и духовно-нравственном наследии общества.

Итак, молодежь стремится получить высшее образование, считая, что «без него в нынешние времена никуда», но не стоит забывать, что диплом перестает быть гарантией трудоустройства и ставит его обладателя в зависимость от спроса и предложения на рынке труда.

Список литературы:

1) Лисовский В.Т., Дмитриев А. В. Личность студента. – Л., 1974.

2) Рубин Б., Колесников Ю. Студент глазами социолога. – М., 1980.

3) Власенко А.С. Некоторые вопросы воспитания студенчества. – М., 1987.

4) Мечников И.И. Этюды оптимизма - М., 1984.

5) Филиппов Ф.Р. Социальная ориентация и социальные перемещения // Вопросы социальной и профессиональной ориентации молодежи. - Свердловск, 1982.

6) Руткевич М.Н. Социальная ориентация выпускников высшей школы // Социологические исследования. - 1994. - № 2.

7) Гинзбург М.Р. Психическое содержание личностного самоопределения // Вопросы психологии - 1994. - № 3.

8) Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке (статья первая) // Психологический журнал. - 1991. - № 6.

9) Молодой россиянин на пороге XXI века: социокультурное измерение - Нижний Тагил, 1996.

10) Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Социология молодежи - Екатеринбург, 1995.

11) Социальные исследования, 2000-2007.

12) Эфендиев А.Г. Преподаватель московского вуза. - М., 1996.

13) Свободное время молодежи: сущность, типология, управление. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета. 1991. – 152с.

14) Воробьев Г.Г. Молодежь в информационном обществе / Ил. Ю. Аратовского. – М. : Мол. гвардия, 1990. – 255[1] с., ил. – (Молодежь: проблемы и перспективы).

15) Антология русской классической мысли: Тексты. / Сост. и коммент. Д.С. Клементьева, Л.Н. Панковой. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1995. – 240с.

16) Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке. М, 1998. С. 150; 389.

17) Бабосов Е.М. Прикладная социология: Учеб.пособие. – Мн.: ТетраСистемс, 2000. – 496 с.